TOP

Идеальный лофт Дэвида Харбора в Нью-Йорке

Дэвид Харбор – не новичок в актёрском деле. Он много лет работал в театре и в кино, но самый громкий успех пришёл к нему благодаря сериалу «Очень странные дела», где он сыграл шерифа Хоппера. Звёздные гонорары позволили Харбору купить квартиру в центре Нью-Йорка.

При выборе квартиры актёр точно знал, чего хочет: лофт на Нижнем Манхэттене. На поиски ушло целых три года – «цены были безбожными». Наконец Харбор нашёл «неогранённый бриллиант» в районе Нолита (север Маленькой Италии), в здании бывшей фабрики по производству вагонных колёс.

«Выглядело не очень, – рассказывает актёр. – Полы неровные, стены из паршивого гипсокартона. Были две ванные, расположенные рядом друг с другом. В них не было никакого смысла, там были 2 унитаза и 1 душевая. Это сделали только чтобы жильё продавалось подороже, как квартира с двумя ванными. Место выглядело безумно, его явно не трогали с 70-х годов». Но, несмотря на ужасное первое впечатление, цена была подходящей. Харбор также знал, что в ближайший год будет занят на съёмках в Атланте. Это позволяло ему провести ремонт от начала до конца и не искать временное жильё на этот период.

Для работы над этим крупным проектом – в полной переделке нуждались 1400 квадратных футов (около 130 кв.м) – Харбор пригласил архитектора и дизайнера Кайла О’Доннелла из Gramercy Design. Ранее он трудился над квартирой менеджера актёра. Дэвиду понравилось внимание к деталям, с которым О’Доннелл подходит к процессу. «Он работает с большим энтузиазмом и очень тщательно».

О’Доннелл предложил «воссоздать очарование винтажного нью-йоркского лофта, но улучшить его современными удобствами, подходящими к образу жизни Дэвида». По словам дизайнера, его главной задачей стало «добавить всё, что в прошлом могло бы здесь быть».

Вместе Харбор и О’Доннелл разработали планировку лофта. Заказчик презентовал свои идеи в виде наброска или фотографии из интернета, и получал обработанную архитектором концепцию, которая наилучшим образом подходила под общее настроение помещения. О’Доннелл рассказывает, что изначально в виде разделителя пространства между зоной гостиной и зоной кабинета Харбор представлял себе стену из кирпича и камня, напоминающую древнеримские развалины. В итоге удалось подвести его к идее использовать вместо неё стеллаж и крупные растения – этот вариант лучше работал в лофте и функционально, и эстетически.

Капитальный ремонт занял 10 месяцев. После того как со стен счистили всё лишнее, обнаружились интересные архитектурные особенности – например, металлические детали, на которые работники фабрики когда-то подвешивали инструменты. Их решено было оставить на виду. Две ванные были соединены в одну, появилось пять встроенных шкафов, был установлен жестяной потолок. Для наибольшей аутентичности О’Доннелл купил старинные панели с закрывшейся фабрики в Пенсильвании, и заказал их очистку и перекраску в белый цвет. Под размер квадратиков он подобрал точечные светильники, которые не нарушают визуальный ритм потолка.

Фабричные потолочные жестяные панели в своём исходном виде.

Харбор признаётся, что его пребывание в Атланте сделало работу дизайнера и его команды мастеров гораздо проще – ведь даже на расстоянии он внёс несколько изменений в проект.

Фото “до” – для радикального обновления лофт очистили буквально от всего. Показанные на этом фото окна впоследствии тоже заменили.

В результате многомесячной работы квартира получилась открытой и яркой, с винтажным шармом. Большинство стен белые, а мебель, ковры и картины выбраны в тёплых желтом, красном и коричневом оттенках. Повсюду стоят растения в самых разных керамических кашпо и вазонах. Харбор давно хотел сделать своё жильё зеленее, но не мог как следует ухаживать за цветами из-за частых поездок. Актёр считает, что это лучший очиститель воздуха. К тому же растения «делают помещение живым и небрежным, как я люблю».

Фото “после”. Новые окна более высокие.

Харбор рассказывает, что у его нового дома романтическое настроение, и он напоминает о его любимых писателях 20-30-х годов из Нью-Йорка: «Это место, в котором они могли бы жить. В этой квартире я даже начал писать сам».

Прихожая в лофте очень маленькая, что обычно для Нью-Йорка. В ней есть только настенное зеркало и подвешенный рулон бумаги для записей. Сделанные на заказ книжные стеллажи расположены вдоль стены в коридоре, от покрытого ковриками пола до высокого потолка.

Поскольку в коридоре бывает недостаточно солнечного света, встроенная подсветка – необходимость. Она не только позволяет видеть расставленные на полках книги и памятные вещи, но и частично освещает сам коридор при выключенном потолочном свете.

Стеллажи показаны сразу после установки, хорошо видна подсветка

Доступ к верхним полкам даёт деревянная лестница, которую можно двигать по рейлингу в разные стороны. Эта лестница также используется на кухне, где под шкафчиками под потолком тоже есть рейлинг.

Стена напротив стеллажей оклеена светлыми обоями от бренда
Hermès с жёлтыми изображениями животных. Она заполнена оформленными в рамы фотографиями и принтами, и там есть шкаф с потайной дверью – снаружи её «выдаёт» только едва выступающая тонкая полоска металла. Это складная ручка, за которую нужно потянуть для открытия.

Дизайнер рекомендует покрывать обоями и электрические щитки на стене

Весь дизайн кухни был выстроен вокруг плиты зелёного цвета от бренда Lacanche, которая очень понравилась Харбору.

Плита во время установки

В этой роскошной плите ручной работы использованы два цвета металла – стальной и светлый латунный, причём латунного больше. Поэтому у дверец шкафов тоже латунные ручки.

Почти законченная кухня до добавления последних штрихов

А рабочая поверхность сделана из камня с кремовыми и кофейными разводами, в которых есть вкрапления зелёного – таким способом дизайнер «связал» её с плитой.

Готовая кухня с обеденным столом

Дополняют всё это простой деревянный стол в фермерском стиле и стулья с плетёными сиденьями, а также лампа с абажуром очень необычной формы: изнутри он напоминает сложные системы подземных пещер в пустыне.

Включённые лампочки делают абажур совершенно невероятным

Обратите внимание, что две верхние длинные полки с рейлингом для подвешивания посуды проходят прямо через окно над мойкой.

Дизайн открытых полок перекликается со стоящим рядом стеллажом

В зоне гостиной нет телевизора, вместо него у Харбора есть прячущийся в потолке выдвижной экран для проектора. Когда он убран, центром внимания становятся картины на стене над тумбой.

Большой угловой диван из коричневато-жёлтой бархатистой ткани сделан на заказ.

Позади дивана – ранее упомянутый стеллаж сложной формы из дуба и металла, сделанный на заказ в Bednark Studio.

Стеллаж показан сразу после сборки, до добавления декора и растений. Благодаря этому хорошо видны сложность и изящество конструкции.

Он визуально отделяет рабочий кабинет от кухни и гостиной. И заодно служит письменным столом – длинная столешница является продолжением одной из полок.

Заполненные стеллаж и письменный стол в жилом интерьере

Спальня расположена на противоположном конце коридора за раздвижной дверью. На фотографии можно заметить уже упомянутые старые фабричные подвесы для инструментов. Как и стены, они были окрашены в белый цвет. Стенные шкафы в этой комнате также оснащены подсветкой, она автоматически включается при открытии дверец.

О’Доннелл установил в спальне рулонные шторы блэкаут, которые можно опустить на всех окнах нажатием одной кнопки. Дэвид считает, что для Нью-Йорка это очень важно – на улицах города постоянно горит электрический свет. Большой меховой ковёр добавляет уюта и улучшает звукоизоляцию.

Изображённое на гобелене солнце перекликается с кругами на тумбочках и на лампах

Напротив кровати в спальне стоят уютное кресло с пуфом под ноги и торшер, идеальные условия для расслабленного чтения.

В лофте Дэвида Харбора растения расставлены и развешены повсюду

Стены и пол ванной покрыты итальянской плиткой ручной работы Pecchioli Firenze насыщенного синего цвета.

Образцы настенной плитки слева, напольной плитки – справа.

Это помещение гораздо темнее остальных, в нём нет окон. Вместо того чтобы бороться с отсутствием естественного освещения, дизайнер решил обыграть его. Харбор считает, что здесь царит ощущение расслабляющего спа.

Паровой душ
В душевой есть встроенная в стену мраморная полка
На этом фото О’Доннелл запечатлел установку роскошных латунных смесителей в душевой

Здесь есть душевая с паром со стеклянной дверью, и большая ванна сразу с четырьмя кранами. «Все спрашивают, зачем тут столько кранов. А почему нет? Если открыть их все, ванна наполняется очень быстро». Трубы нарочно оставлены на виду, чтобы поддержать стиль классического лофта.

На ванну была сделана специальная накладка в цвет потолка

Потолок c необычными эллиптическими крестовыми сводами усиливает впечатление, что ванная – это спа.

Сложная конструкция потолка показана на стадии создания

Раковина с зеркалом и подсветкой расположена в арке с золотой каймой.

Смеситель установлен в стене над раковиной

Находящийся внутри ванной комнаты, но отделённый дверью туалет оклеен светлыми обоями от бренда Donghia. Они покрыты принтом в винтажном стиле с изображением сцен из жизни Нью-Йорка. С остальной частью ванной это помещение “связывает” сине-чёрный потолок.

Источник фото 1

Источник фото 2

«

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Нажимая ОТПРАВИТЬ соглашаюсь с условиями по сбору данных

Мы в Instagram @reloft_official